РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП

      
 Вход           ВСТУПИТЬ

Пять врагов революции в культуре

На современном этапе в области культуры, помимо прямо реакционного религиозного мракобесия, существуют пять крупнейших врагов пролетарской революции с которыми она неизбежно столкнётся в тотальной войне: постмодернизм, культурный империализм, экспертократия, отчужденное искусство и буржуазная урбанистика.

Постмодернизм как система подхода к вопросам философии, искусства и общественных отношений является последним прибежищем выживания буржуазных отношений в области культуры и, вместе с тем, симптомом ее глубокого кризиса. Как синтетический продукт тупика классической буржуазной культуры и ложных левых проектов, постмодернизм является разложением системы смыслов, символов и концептов построенных на рационалистических («картезианских») началах мирового индустриального общества, ставшими философским знаменем двух великих революций в мировой истории: французской и русской. Концептуально и буржуазные, и пролетарские революции знаменуют одну и ту же общественно-политическую программу, которую можно в целом назвать «проектом модерна». Однако, буржуазные революции (равно как и буржуазная общественная мысль) обнаружили свою историческую ограниченность и неспособность к тому, что бы довести обозначенный проект до логического завершения. Глобальная пролетарская революция и марксизм как ее философская основа — подлинное логическое завершение «проекта модерна», ибо они обеспечивают условия для снятия тех противоречий иерархического общества которые сопровождали человечество на протяжении значительной части его научно зафиксированной истории. Сталкиваясь с собственной исторической ограниченностью, буржуазное общество и философия не нашли для себя иного способа борьбы с силами пролетарской революции кроме как спонтанного создания философской и мировоззренческой системы разрушающей все предшествующие основания цивилизации и не предлагающей какой-либо позитивной программы. Всякое представление об объективной истине и целенаправленном коллективном творчестве в рамках него подлежат уничтожению. Этот философский подход предполагает безграничные теоретические горизонты «свободы от» (негативной свободы), но полностью исключает возможность всякой «свободы для» (позитивной свободы). В конечном счете, смысл постмодернизма как философского подхода состоит в том, чтобы увековечить буржуазные отношения до тех пор, пока их исторический потенциал не достигнет такого предела за которым пролегает уже не прогресс и свержение правящего класса, а новое варварство и новая разнузданная деспотия. В этом вся суть постмодернизма, которому пролетарская революция противостоит, будучи высшим финальным изводом практической реализации философской и общественной программы модерна.

Культурный империализм есть продукт объективного общественно-экономического феномена ускоренной глобализации, окончательно проявивший себя через последний извод программы буржуазного общества – экономическую, политическую и культурную программу неолиберализма. Его прямым выражением является повсеместное насаждение культуры доминирующих империалистических держав в глобальном масштабе — вместо гармоничного общения множества больших и малых культур на пути к международному единству происходит утверждение культурного преобладания крупнейших буржуазных обществ, обеспечивающее их идеологическое господство, подпирающее их материальную базу и удерживающее мировой пролетариат от восстания против нее и ее ниспровержения.

Экспертократия является итогом всей логики развития иерархического общества в области администрирования и системы образования. Хотя прежде буржуазные революции опирались на рационалистические и эгалитарные начала, по мере своего увядания, капитализм вынужден все более сакрализировать фигуру своей «научной обслуги» (каковая является в конечном счете идеологической). По всему миру наиболее связанные с системой власти и квалифицированные высшие учебные заведения все более превращаются в своего рода «инкубаторы экспертов» - священных фигур с непререкаемым авторитетом, символически обеспеченным ученой степенью. Мы воочию наблюдаем как выращивается новая поросль мировых «брахманов» и «авгуров», а наука преобразуется из системы объективного познания общественной и природной реальности все более превращается в новую религию на службе глобальной буржуазии. Пролетарская революция должна противопоставить этим тенденциям возрождение науки как свободной от идеологии и власти правящего класса системы поиска объективных знаний и радикально демократизировать систему научного образования.

Отчужденное искусство. Система глобального разделения труда неизбежно выделила искусство в специфическую сферу интеллектуальной и физической деятельности, отчужденную от широкого общественного контекста, но безгранично зависимую от конкретной классовой власти. Лишь элитарное, обеспеченное большими деньгами, искусство может в настоящее время рассчитывать на выживание (пусть даже оно скрывается под «вульгарной» оболочкой). Классовое общество неизбежно подразумевает, что именно правящий класс будет выступать в качестве заказчика того, какой именно нравственный, мировоззренческий и идеологический посыл будет содержаться в произведениях искусства. В рамках такой ситуации даже народное и маргинальное искусство обречено на то, чтобы быть включенным в контекст интересов правящего класса и быть лишенным своего подлинного содержания. Пролетарская революция противопоставляет этому радикальную демократичность и подлинность в области художественного творчества. Нашим тезисом должен быть: «обеспечить материальные условия чтобы всякий мог быть творцом, чтобы его или ее произведения принадлежали всему обществу и чтобы общество в целом, а не узкая элитная группа, формировало культурную повестку».

Буржуазная урбанистика. Буржуазное общество и власть унифицировали и подчинили себе городское пространство, организовали его в соответствии с собственными потребностями. Структура современных городов развитых индустриальных стран утверждает интересы правящего класса и товарного производства и, вместе с тем, противостоит стратегическим интересам пролетариата, стремится в равной степени подавить его психологическую волю к сопротивлению и обеспечить такие объективные условия городской географии, в рамках которых пролетарское восстание встречает все большие преграды. Хотя и весьма далекий от аутентичного марксизма, Ги Дебор в своем эссэ «Общество спектакля» сделал очень точно замечание по этому вопросу:

«Современный урбанизм фактически стремится к географическому увековечиванию капиталистического отчуждения. Урбанизм является новым эффективным средством для сохранения классовой структуры власти: благодаря ему поддерживается разобщение и атомизация трудящихся, которых условия производства собрали в сплочённую и готовую взорваться в любой момент компактную массу. Долгое время власть вела борьбу за то, чтобы не дать трудящимся окончательно объединиться, урбанизм обеспечил успех этой борьбы. Власть, наученная горьким опытом французской революции, все свои средства и усилия направляла на поддержание порядка на улицах…»

Итак, обозначив этих основных современных культурных врагов пролетариата, нам следует наметить основные черты положительной программы культурной революции, направленной против них:

1. Всеобщая пропаганда и распространение философии диалектического материализма. Беспощадная борьба против всякого традиционалистского и релятивистского мракобесия в равной степени.

2. Общественное воспитание независимой творческо-деятельной личности, чьей опорой является не вера или пропаганда, но твердые научно-философские основания, усвоенные через систему общественного образования и активную трудовую и политическую деятельность.

3. Обеспечение подлинного равенства разных культур в их общении и взаимодействии на пути к созиданию глобальной культуры бесклассового общества.

4. Обеспечение системы общедоступного образования, гарантированного государством и обществом.

5. Повсеместная пропаганда научного знания и рационализма в противовес иррациональности и мракобесию классового общества.

6. Демократизация образования посредством непосредственного включения студенчества в систему принятия решений по вопросам содержания программ учебных курсов, ликвидации привилегий отдельных учебных заведений, введения единой и равной для всех системы научной квалификации в области естественных наук, устранения коммерции в системе образования, введение студенческого и рабочего контроля за деятельностью университетской профессуры. Создание материальных условий для искоренения «грантовой» системы финансирования исследований, служащей интересам капиталистов.

7. Обеспечения материальных условий для развития свободного непрофессионального, неотчужденного массового творчества в области искусств.

8. Ликвидация юридического института авторского права.

9. Создание бесплатных музеев, библиотек и электронных ресурсов для обеспечения свободного доступа трудящихся к культурному наследию человечества.

10. Свободное распространение цифрового софта как инструмента демократичного культурного творчества.

11. Поэтапное преобразование городских пространств под нужды пролетарской власти и будущего бесклассового общества.

12. Признание и пропаганда свободы и равенства в рамках общественного пространства диктатуры пролетариата разных форм искусства, отражающего объективную действительность.

Конечно, задачи культурной революции пролетариата в современных условиях не могут быть исчерпаны только этими (довольно общими) пунктами, но уже от них следует отталкиваться переходному режиму в проведении своей конкретной политики, направленной на освобождение трудящихся и довершение задач стоящих перед ним в современных условиях.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП © 2018 - 2019