РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП

      
 Вход           ВСТУПИТЬ

«Некритическая критика» и ещё раз о работе с массовыми организациями

Примечание автора от 07.01.19: Данная статья была написана до размежевания с группой Бийца. Ради сохранения товарищеского тона и попытки разрешить разногласие конструктивной дискуссией, не превращая его в непреодолимое, заостренность критики против статьи Антохина была намеренно смягчена.

 

Введение

Данная статья посвящена не так давно поднятой в нашей партии теме принципов работы с массовыми организациями. 11 июня была опубликована статья т. Антохина о критической поддержке КПРФ [1], что вызвало серьёзные споры о различных аспектах такой работы. Несомненно, статья т. Антохина имеет весомое здравое зерно, однако, требует основательного критического разбора. Также я считаю нужным упомянуть, что в ответ на статью Антохина была опубликована критическая статья, [2] написанная неким Соловьёвым из Левого блока. Большая часть аргументов статьи Соловьёва почти полностью несостоятельны, и именно поэтому я не собираюсь останавливаться на всех из них: они и так будут косвенно разбиты по ходу критики т. Антохина и одновременной защиты решений XII Съезда Революционной рабочей партии [3] от разного рода «широколевых» сектантов.

Критическая статья является дискуссионной и публикуется открыто с целью перевести дискуссию в конструктивное русло, поэтому прежде чем переходить, собственно, к критике, хотелось бы начать со следующих слов лидера «известной» (по выражению т. Антохина) партии большевиков В.И. Ленина [4]:

«Пора, в самом деле, решительно отбросить традиции сектантской кружковщины и – в партии, опирающейся на массы, – выдвинуть решительный лозунг: побольше света, пусть партия знает все, пусть будет ей доставлен весь, решительно весь материал для оценки всех и всяческих разногласий, возвращений к ревизионизму, отступлений от дисциплины и т. д. Побольше доверия к самостоятельному суждению всей массы партийных работников: они и только они сумеют умерить чрезмерную горячность склонных к расколу группок, сумеют своим медленным, незаметным, но зато упорным воздействием внушить им «добрую волю» к соблюдению партийной дисциплины, сумеют охладить пыл анархического индивидуализма, сумеют одним фактом своего равнодушия документировать, доказать и показать ничтожное значение разногласий, преувеличиваемых тяготеющими к расколу элементами.

На вопрос: «чего не делать?» (чего не делать вообще и чего не делать для того, чтобы не вызвать раскола) я ответил бы прежде всего: не скрывать от партии возникающих и нарастающих поводов к расколу, не скрывать ничего из тех обстоятельств и происшествий, которые являются такими поводами. Более того, не скрывать не только от партии, но, по возможности, и от сторонней публики. Я говорю «по возможности», имея в виду то, что необходимо скрыть в силу требований конспирации, – но в наших расколах обстоятельства такого рода играют самую ничтожную роль. Широкая гласность – вот самое верное и единственно надежное средство для избежания расколов, которых можно избежать, для уменьшения до minimum'а вреда от тех расколов, которые стали уже неизбежными.»

Немного о «левом» сектантстве

Начинает т. Антохин со следующей мысли:

«В российском левом движении существует серьезная проблема, связанная с отношением к массовым организациям. Заключается она в том, что многие боятся вообще иметь какие-либо дела с такими организациями, как КПРФ или ФНПР, говоря, что работать с ними – «зашквар», ведь одни как минимум оппортунисты, а другие вообще открыто стелются под власть. Конечно, эти утверждения будут формально верны, но неверно будет отказываться от работы с такими организациями, за которые голосуют миллионы рабочих, или в которых состоят миллионы рабочих.»

Как пишет Соловьёв, «статья начинается «за здравие», но, однако, выворачивает смысл данной мысли наизнанку:

«Разномастные левые активисты и организации, декларируют свою «идейную чистоту», не готовы сотрудничать ни с кем кроме себя, обосновывая невозможность сотрудничества самими разными способами»

То есть господа из Левого блока мягко (на самом деле открыто) намекают, что РРП и лично товарищ Антохин-де «сектанты» и не готовы сотрудничать с другими «левыми» организациями. Причём по всей видимости, под одной из таких левых организаций понимают себя любимых. При этом член этого же Левого блока целую статью посвящает тому, что не стоит идти ни на какие тактические компромиссы с КПРФ. Так кто же на самом деле является «левым сектантом»?

Что такое Левый блок? Совершенно безыдейная и «широколевая» группа людей без определённой программы, которые даже внутри своей организации боятся любого обсуждения идейных принципов. Эта организация даже не может толком определиться, на какой класс населения она опирается, больше упирая на общегражданские протесты абстрактных «левых» и бессмысленные акции. Одержимость российских левых раз за разом создавать беспринципные единые блоки левых организаций стала уже притчей во языцех. Немудрено, что РРП не желает лезть в это левое болото! В наших глазах Левый блок – такие же оппортунисты, как и социал-патриотическая КПРФ, за ровно одним отличием: Левый блок не имеет возможности говорить в буржуазном парламенте, участвовать в выборах и не способен вывести за собой хоть сколько-нибудь значительные массы. Так зачем же отвергать работу с оппортунистами, за которыми есть масса, ради работы с оппортунистами, у которой массы нет?

Во всём этом стремлении создавать широколевые блоки карликовых организаций при одновременном отказе от работы с массовыми организациями и заключается «левое сектанство». Наша партия таковой не является. Вопрос должен стоять не в русле необходимости работать с массовыми организациями, а о принципах такой работы.

Кто и по какой причине состоит в КПРФ и голосует за КПРФ?

Антохин пишет:

«В современном российском обществе, основа политической жизни - это противостояние партии власти и КПРФ, как наиболее массовой оппозиционной силы. КПРФ аккумулирует голоса униженных и оскорбленных, недовольных статусом-кво людей, прежде всего рабочего класса. Речь идет о более 10 миллионах человек. Социологические исследования показывают, что в подавляющем большинстве голоса за КПРФ – это голоса рабочего класса.»

К сожалению, ссылку на социологические исследования т. Антохин не приводит. Очень жаль, это было бы весьма кстати. С другой стороны, Соловьёв в своей статье приводит следующие данные:

«На самом сайте КПРФ каждый без труда сможет найти численный процент рабочих в партии КПРФ: 14%. Хорошо, пусть даже мы считаем состав рабочими и представителей ИТР: вместе получается 17%. Итого, на 1 января 2016 года численность представителей рабочего класса в КПРФ составляла 27 тыс. человек. Надо понимать, что это – цифры списочного состава, и численность реальных активистов среди КПРФ на много порядков ниже. При этом согласно тому же сайту КПРФ 13% её членов являются чиновниками, а 42% – пенсионерами.

[…] Для сравнения: В «Единой России» согласно словам Андрея Воробьева ( главы центрального исполкома ЕР) кол-во членов партии в образовании, здравоохранении и медицине составило 29% членов. Или в цифрах на 2010 год: 580 тыс. человек.»

Соловьёв ссылается на официальный сайт КПРФ, поэтому подвергать сомнению приведённые данные не приходится. В свою очередь, из данных статистики голосующих за КПРФ мы видим следующую картину: [5] на выборах в Думу в 2011 году из профессиональной группы «рабочие» за КПРФ (красная полоса на диаграмме 1) голосовали 20%, ниже Единой России (жёлтая полоса, 2-е место) и ЛДПР (оранжевая полоса, 1-е место).


Диаграмма 1 – Статистика голосования профессиональной группы «рабочие»

Кстати, есть одна группа избирателей в рамках которой КПРФ действительно имеет в целом подавляющее большинство – социальная группа «неработающие пенсионеры» (см. диграмму 2).


Диаграмма 2 – Статистика голосования группы «неработающие пенсионеры»

Таким образом, тезис товарища Антохина о том, что в подавляющем большинстве голоса за КПРФ – это голоса рабочего класса – попросту не верен. И, казалось бы, аргументы Соловьёва камня на камне не оставляют от достаточно топорной, надо признать, аргументации Антохина. Если бы не одно «но!»

Как мы видим из данных статистики, часть рабочих идёт за буржуазными партиями ЛДПР и Единой Россией. Но при этом за КПРФ, голосуя за абстрактное «красное знамя», идёт передовая часть рабочего класса, и именно поэтому нам интересна именно она. Стоит ли нам это доказывать? Одно то, что рабочие идут за КПРФ, как за красным знаменем, и прогрессивность программы КПРФ относительно всех остальных массовых партий, уже говорит нам о том, что та часть рабочих, что идёт за КПРФ, является именно передовой частью класса. Это, кстати, великолепно понимает и сам Антохин:

«Для остальных, для миллионов людей, она является коммунистической, и люди думают, что голосуют за коммунистов и коммунизм. Именно эти люди нас и интересуют, именно поэтому необходимо делить сторонников КПРФ на оппортунистов и карьеристов с одной стороны, и на остальную рядовую массу с другой стороны.»

Чудесное заявление! Но тогда почему же нельзя критиковать решения этого самого оппортунистического руководства перед рабочей массой?

Интересно, как т. Антохин своим классовым чутьём и на основе опыта организационной деятельности, как своего, так и более опытных товарищей, совершенно верно чувствует неоднородность рабочих масс и прекрасно понимает, что именно передовая на сегодняшний день часть рабочего класса следует за КПРФ. Но при этом он совершенно упускает этот момент в части того, что относится к отношению собственной партии к рабочей массе. Революционная партия – не задняя часть рабочих масс, которые следуют за оппортунистическим руководством КПРФ, а именно авангард, который должен идти впереди передовой части массы и вести её за собой. Следуя же некритической поддержке любого решения оппортунистического руководства рабочих организаций, партия оказывается у него в хвосте, а следовательно, и в хвосте той части класса, котороя за идёт за этим руководством.

Авангард или арьергард?

Вопрос здесь должен стоять так: авангардная партия или арьергард, хвост рабочей массы? Чтобы его решить применительно к тезису о «критической поддержке» массовых рабочих организаций, необходимо рассмотреть два момента, составляющие данный тезис: вопрос о поддержке и вопрос о критике.

Вопрос о поддержке заключается в том, кого поддерживать и в борьбе за что. Вопрос о критике заключается в том, кого, за что и перед кем мы критикуем. Ответы, на самом деле, есть как в самой статье т. Антохина, так и в постановлении XII съезда нашей партии.

В своей статье Антохин пишет следующее:

«Как показала история и практика, рабочие, участвующие в реальной борьбе за свои интересы, без каких либо проблем готовы поддержать самую правильную программу той организации, которая боролась вместе с ними.»

Всё верно. Нас интересуют именно массы, идущие за руководством массовых организаций. Но за что они борются? За свои требования или за оппортунистическую политику руководства массовых организаций? Ответ – массы борются за красное знамя, под которым действуют массовые организации, т.е. за свои классовые требования. И мы должны поддерживать именно требования рабочей массы. Данный тезис так выражается в постановлении съезда нашей партии:

«Наше место должно быть в первых рядах всех выступлений рабочих.

[…] считаем целесообразным вести низовую агитацию в КПРФ, привлекать их в РРП, участвовать в акциях, соответствующих политике РРП.»

То есть, как Антохин, так и съезд РРП считают, что мы должны поддерживать в первую очередь рабочую массу в борьбе за их требования. Таким образом, с вопросом «кого и в борьбе за что поддерживать» мы разобрались. Остаётся вопрос о том, «кого, перед кем и за что критиковать». И именно здесь коренится основное наше разногласие.

«Бессмысленно анализировать предательство вождей КПРФ, их зачастую звучащие реакционные заявления, недостатки программы или ущербность списков выдвигаемых кандидатов. Значение имеет именно массовое сознание.»

Данное заявление является попросту не верным.

В защиту этого тезиса нам могут сказать: «Имеют значения не отдельные личности кандидатов или действия руководства КПРФ, а классы, идущие за ними!» – отсылая нас, таким образом, к историческому материализму. Однако, во-первых, как было показано выше, класс сам по себе неоднороден, и нас интересует в первую очередь именно передовая его часть. То есть дело не в том, какова доля голосующих за КПРФ, а в том, какая именно часть рабочего класса и по каким причинам голосует за данную партию. Причём интересует нас не вся масса КПРФ, в которой, как было показано ранее, рабочие не составляют большинства (это большинство составляют неработающие пенсионеры, по традиции лояльные любому руководству, что даёт этому руководству огромное пространство для манёвров), а наше внимание должно быть сосредоточено именно на трудящейся части массы, идущей за КПРФ. А во-вторых, личности тех или иных кандидатов, личности бюрократического руководства КПРФ и пр. сами являются выражением степени сознательности рабочего класса, соотношения классовых сил и прочих общественных условий.

Все эти моменты – от успехов или предательства тех или иных протестных действий рабочего класса до личностей кандидатов от КПРФ из числа правящего класса – отражают колебания руководства КПРФ между рабочей массой, идущей за ними, и уступками классу буржуазии за сохранение положения бюрократии во второй по силе парламентской партии и соответствующие этому положению привилегии. То же самое относится и к массовым профсоюзным объединениям.

Равнять руководство со всей организацией – практика сталинцев, большевики-ленинцы же должны учитывать противоречивый характер массовой организации и её руководства. Революционная партия рабочего класса должна в своей работе с массовыми организациями тщательно анализировать действия руководства массовых организаций: в тех случаях, когда они совпадают с живыми требованиями рабочей массы, их поддерживать, в тех же случаях, когда это самое руководство берёт «вправо» (в том числе и в решениях о выдвижении кандидатов) – поддерживать недовольство масс такими решениями посредством критики перед массами этих решений. И в том, и в другом случае неизменным остаётся одно: необходимо быть ближе к той части трудящихся, которая идёт за массовыми организациями и поддерживать её классовые требования.

Антохин вопрошает: «Зачем отдавать массу вождям-соглашателям?» Именно эту цель критика руководства массовых организаций и преследует. В том случае, когда руководство ФНПР или КПРФ идёт «вправо» и предаёт требования рабочих, оно тем самым отталкивает их от себя «влево». Этому движению рабочей массы мы должны всецело содействовать, поддерживая требования рабочих и критикуя их руководство за предательство этих требований.

Характерно, что, противореча выше процитированным своим словам о том, что не нужно критиковать руководство КПРФ за те или иные решения, т. Антохин всё же прекрасно понимает то, что руководство КПРФ является реакционным и предаёт требования рабочей массы. Это понимает и XII Съезд РРП, который принял в своём постановлении следующий тезис (сознательно мной упущенный при предыдущем цитировании, теперь же цитируем полностью):

«Мы должны, руководствуясь политикой критической поддержки КПРФ и применяя тактику единого рабочего фронта (бить вместе, идти врозь) с КПРФ против буржуазии, стремиться завоевать положение авангарда в борьбе рабочего класса.

Наше место должно быть в первых рядах всех выступлений рабочих.

Отдавая себе отчёт в реакционной сути руководства КПРФ и провозглашаемой ими политики, считаем целесообразным вести низовую агитацию в КПРФ, привлекать их в РРП, участвовать в акциях, соответствующих политике РРП. (жирный шрифт мой – А.К.)»

Итак, на вопрос о том, каковым же должен быть принцип работы с массовыми организациями у партии, стремящейся стать революционным авангардом рабочего класса, можно ответить следущее. Революционная партия-авангард должна участвовать во всех акциях, в которых участвуют массовые рабочие организации, однако сохранять за собой право на резкую критику и разоблачение перед массами руководства массовых организаций в тех случаях, когда своими решениями оно предаёт требования массы.

Об исторической практике революционных партий

Следуя примеру, поданному Антохиным в своей статье, проиллюстрируем указанные выше выводы на исторических примерах. Однако для начала вернёмся от статьи товарища Антохина к позиции «левого сектанта» Соловьёва.

«Я помню лет 10 назад я общался с тогдашней молодежной структурой СКМ КПРФ. Сколько было разговоров о том, чтобы сместить «старых бюрократов из насиженных кресел»! Как итог: прошло 10 лет. Из моих знакомых по тем временам подавляющее большинство расплевалось с КПРФ и ушли в никуда. Двое других стали частью этой же бюрократической машины: один депутатом Думы, второй мундепом.

Другой пример: «Штаб совместных действий» при КПРФ. Задумывался он как общелевый проект для координации протестных действий по Москве между левыми и коммунистическими движениями. И многие возлагали на него определенные надежды, как способ «раскачать КПРФ снизу». Итог снова неутешительный. Энтрироваться в КПРФ не удалось. Зато КПРФ удалось энтрироваться и поглотить эти движения. Сильный пожрал слабого. И таких примеров можно привести очень много с различными социальными и политическими движениями.»

Соловьёв приводит пример неудачной практики работы с массовыми организациями. Для нас это должно быть прекрасным примером того, как делать нельзя. И он действительно верит в то, что он сможет нас убедить в том, что раз уж Соловьёв и другие левые потерпели поражение в работе с массовыми организациями, значит, вообще с ними работать нельзя. «Если мы не смогли, то никто не сможет, какими принципами бы он не руководствовался», – это заявление прямо поражает своей самовлюблённостью!

Для того, чтобы показать, что тезис о том, что «никто не сможет», не верен, проиллюстрирую историческим примером работы нашей партии не такого уж недавнего времени.

В 2010 году после массового изгнания из КПРФ ряда её членов и представителей руководства Революционная рабочая партия, в то время переживавшая упадок и составлявшая небольшую группу из порядка десяти человек под лидерством Сергея Бийца, стала тесно сотрудничать с альтернативным горкомом КПРФ, что привело к образованию Объединённой коммунистической партии (ОКП). По поводу выхода РРП из ОКП товарищ Биец в 2015 году писал следующее: [6]

«Поначалу казалось, что товарищами, изгнанными из КПРФ, движет искреннее стремление порвать с оппортунистическим прошлым и встать на пусть строительства действительно коммунистической в ленинском понимании партии. Некоторая неповоротливость и пассивность членов МГОК списывалась нами на счёт возраста и многолетней привычки бывших членов КПРФ. Однако по мере совместной работы стали нарастать противоречия.»

Из этого заявления видно, что РРП изначально не рассматривала вхождение в МОК и ОКП вместе с бывшими членами КПРФ как «энтризм» в классическом его понимании. Наоборот, РРП без задней мысли стала участвовать в данных объединительных проектах, надеясь на добросовестность членов КПРФ в совместной работе. Смогла бы РРП участвовать в данном проекте, не работая с КПРФ и ранее? Вполне очевидно, что не смогла бы. Это мы адресуем Соловьёву. Товарищу Антохину же мы адресуем следующий вопрос: смогла бы РРП привлечь к совместной работе критически настроенную к руководству КПРФ её часть, если бы сама это руководство не критиковала? Пусть этот вопрос останется риторическим.

Образование ОКП и проведение первого съезда, на котором социал-патриотическая риторика отнюдь не составляла основную суть большинства выступлений, привлекло туда большую часть молодых коммунистов, критически относящихся к КПРФ и начавших политизироваться на почве протестов 2011 года, а также молодых членов КПРФ. К первым из них, между прочим, принадлежит и сам автор данной статьи.

Вполне естественно, что после создания ОКП внутри партии возникли противоречия и споры по различным вопросам. В ходе украинского кризиса 2014 года эти противоречия обострились до крайности, и фактически из новых молодых активистов-коммунистов, недовольных патриотической риторикой и аппаратными интригами «правой» части руководства ОКП, сформировалось левое крыло партии именно вокруг членов РРП и лично т. Бийца. Сформировалось оно вокруг группы Бийца как раз потому, что эта группа критиковала внутри партии позиции «правых» и их аппаратные интриги, а также болотную позицию «центра», т.е. недовольство новых членов совпало с критикой со стороны РРП.

Когда противоречия обострились настолько, что совместная работа в рамках ОКП стала невозможной, левое крыло партии фактически в полном составе вышло из неё и восстановило РРП. Вот только это была уже не узкая «группа Бийца» из десятка человек, а организация из порядка полутора сотен членов, имеющая представителей в ряде регионов страны, что обеспечило прочную базу для её дальнейшего роста и развития.

На этом примере мы видим прекрасное и умелое применение указанного мной в предыдущем разделе принципа. Ни без поддержки массы, идущей за массовыми организациями, ни без критики руководства этих организаций этот опыт не мог бы стать настолько удачным. Неудача же практики, которую описывает Соловьёв, говорит нам лишь об одном – что Соловьёв с товарищами неправильно применяли принципы работы с массовыми организациями. Пусть это будет нашей партии историческим уроком.

С «исторической практикой» Соловьёва закончили. Вернёмся обратно к товарищу Антохину.

«Вначале хотелось бы дать ссылку на работу Ленина "Детская болезнь левизны в коммунизме", где как раз таки идёт призыв работать и с оппортунистическими партиями, и с жёлтыми профсоюзами. Пересказывать не буду, чтобы не портить удовольствие от чтения, просто советую ознакомиться с работой этого авторитетного товарища, с его позицией, чтобы получить мощную прививку от ультралевацкой глупости.»

Зря т. Антохин не хочет пересказывать и цитировать данную работу или даже указывать конкретные места в работе, на которые он мог бы сослаться, это бывает полезным. Сделаем это за него. В отношении политики ещё не созданной Коммунистической партии Великобритании Ленин писал следующее: [7]

«Коммунистическая партия предлагает Гендерсонам и Сноуденам «компромисс», избирательное соглашение: идем вместе против союза Ллойд Джорджа и консерваторов, делим парламентские места по числу голосов, поданных рабочими за Рабочую партию или за коммунистов (не на выборах, а по особому голосованию), сохраняем полнейшую свободу агитации, пропаганды, политической деятельности. Без этого последнего условия, конечно, на блок идти нельзя, ибо это будет изменой: полнейшую свободу разоблачения Гендерсонов и Сноуденов английские коммунисты так же абсолютно должны отстаивать и отстоять, как отстаивали ее (пятнадцать лет, 1903—1917) и отстояли русские большевики по отношению к русским Гендерсонам и Сноуденам, т. е. меньшевикам. (в тех цитатах, где не указано обратное, жирный шрифт означает курсив В.И.)»

Как видно, Ленин вовсе не предлагал отказываться от критики в отношении руководства лейбористской партии, а, наоборот, призывал сохранять всякую свободу их критики, в отличие от т. Антохина.

Более того, он предлагал поддерживать лейбористскую партию на условиях заключения совместного избирательного блока и раздела парламентских мест на основе особого голосования. Поэтому то, что относится к избирательному блоку, в данный момент не имеет силы – наша партия, к сожалению, в выборах участвовать пока не в состоянии. Заключать какое-то соглашение с руководством КПРФ мы тоже в текущей ситуации не в состоянии – они с нами попросту не будут считаться. Однако участвовать в массовом движении, организованном КПРФ, мы можем и должны.

Последующие два абзаца работы посвящены именно условиями того, примут ли лейбористы блок или нет. В контексте сегодняшнего положения нашей партии это не имеет смысла разбирать, однако в одном из этих абзацев мы можем прочитать следующее: [8]

«Если Гендерсоны и Сноудены отвергнут блок с нами на этих условиях, мы еще больше выиграли. Ибо мы сразу показали массам (заметьте, что даже внутри чисто меньшевистской, вполне оппортунистической Независимой рабочей партии масса за Советы), что Гендерсоны предпочитают своюблизость капиталистам объединению всех рабочих. Мы сразу выиграли перед массой, которая особенно после блестящих и высокоправильных, высокополезных (для коммунизма) разъяснений Ллойд Джорджа будет сочувствовать объединению всех рабочих против союза Ллойд Джорджа с консерваторами. Мы сразу выиграли, ибо демонстрировали перед массами, что Гендерсоны и Сноудены боятся победить Ллойд Джорджа, боятся взять власть одни, стремятся тайком получить поддержку Ллойд Джорджа, который открыто протягивает руку консерваторам против Рабочей партии.»

Таким образом, великолепно видно, что, когда Ленин пишет о работе с конкретной массовой партией, он акцентирует внимание именно на противопоставлении массы и руководства этих организаций, делает акцент на необходимости критики этого руководства при поддержке требований массы, составляющей такие партии.

«Английским коммунистам очень часто трудно бывает теперь даже подойти к массе, даже заставить себя выслушать. Если я выступаю, как коммунист, и заявляю, что приглашаю голосовать за Гендерсона против Ллойд Джорджа, меня наверное будут слушать. И я смогу популярно объяснить, не только почему Советы лучше парламента и диктатура пролетариата лучше диктатуры Черчилля (прикрываемой вывеской буржуазной «демократии»), но также и то, что я хотел бы поддержать Гендерсона своим голосованием точно так же, как веревка поддерживает повешенного; — что приближение Гендерсонов к их собственному правительству так же докажет мою правоту, так же привлечет массы на мою сторону, так же ускорит политическую смерть Гендерсонов и Сноуденов, как это было с их единомышленниками в России и в Германии. (жирный шрифт мой – А.К.)» [9]

Хотелось бы акцентировать внимание на выделенном мной фрагменте. Ленин предлагает говорить массе, что коммунисты поддерживают Хендерсонов только потому, что их поддерживают массы, но при этом объяснять, что Хендерсоны не правы, всячески критиковать перед массой этих самых Хендерсонов. Именно этот момент т. Антохин упускает.

Далее, по поводу практики большевиков, т. Антохин пишет:

«Хочу привести ещё один любопытный исторический пример. В 1917 году произошла Февральская революция, царь был свергнут, образовалось Временное правительство, и альтернативные советы. Как мы знаем, большевики в советах оказались в меньшинстве, да и вообще их было немного. Но, несмотря на меньшинство, большевики выдвигают свой знаменитый лозунг "Вся власть советам!". Да, тем советам, где большинство было у эсеров и меньшевиков. Зачем же они это делали? Зачем они призывали соглашательские партии брать власть? Ленинцы, призывая эсеров и меньшевиков взять власть, и сбросить буржуазию, тем самым били по самим эсерам и меньшевикам, которые власти брать не собирались, то есть были теми самыми оппортунистами.»

С первого взгляда, вроде бы, всё верно. Большевики действительно призывали передать всю власть меньшевистско-эсеровским советам. Но при этом нельзя забывать, что в то же время, когда меньшевики и эсеры стали составлять большинство во Временном Правительстве, ленинский блок в партии большевиков не переставал говорить о том, что никакой поддержки Временного Правительства быть не может. И жёстко полемизировал по этому поводу с теми большевиками, которые настаивали на соглашательстве с меньшевиками и эсерами и в будущем за участие большевиков в предпарламенте. В чём же здесь дело? Это нам поясняет сам Ленин: [10]

«Мы говорили меньшевикам и эсерам: берите всю власть без буржуазии(курсив мой – А.К.), ибо у вас большинство в Советах (на I Всероссийском съезде Советов большевики имели в июне 1917 года всего 13% голосов).»

Речь здесь идёт не о поддержке оппортунистских партий и не о соглашательстве с ними (борьба Ленина, а затем и Троцкого с теми большевиками, которые стояли на позициях соглашательстве с мелкобуржуазной демократией – одно из важнейших условий успеха большевиков в 1917 году), а о том, что советы являются классовыми представительными органами, и поддерживать надо их власть против власти органов буржуазных. То есть и здесь поддерживается классовый орган в целом, в его массе, при резкой критике оппортунистического руководства данных органов. Я мог бы сослаться на отдельные места работы «История русской революции» другого лидера «известной» партии большевиков в 1917 году, т. Троцкого, однако, тогда данная и так немаленькая статья разрослась бы до невиданных размеров. Так что исторических примеров, как я считаю, достаточно.

На эти аргументы мне могут возразить: «Но ведь дело происходило в период бурного классового подъёма, революционной ситуации! Мы же сейчас ещё не вышли из периода тяжелейшей реакции. В период реакции большевики, наоборот, порой шли на уступки перед меньшевиками ради сохранения партии.» Но тогда зачем ссылаться в своей статье на это как на исторический пример?

Действительно, условия и положение партии большевиков 1917 года в России, и коммунистических групп 1920 г. в Великобритании отличаются от положения Революционной рабочей партии и КПРФ в России 2018 года. Руководство лейбористов в Великобритании, например, состояло из крупных профсоюзных лидеров. Партия меньшевиков имела те же корни, что и партия большевиков, но со временем ушла с революционных позиций, сохранив влияние в рабочем движении. КПРФ возникла, мягко говоря, по-другому. 1917 год – период революционного подъёма, 1920 – то время, когда революционный подъём ещё не закончился. Большевики в 1917 году были сильной массовой партией и могли участвовать в выборах как в Учредительное собрание, так и в советы. Коммунистические группы в 1920 г., объединившись, могли повести за собой значительную рабочую массу, да такую, чтобы заключать избирательные блоки с сильной партией лейбористов. РРП, к сожалению, не то что способна на сегодняшний момент заключить на равных избирательное соглашение с КПРФ, но даже в выборах участвовать не имеет почти никакой возможности.

Ввиду всего вышесказанного было бы не верно механически переносить опыт большевиков в 1917 г. и предложения Ленина о тактике коммунистов в Великобритании 1920 г. на тактику РРП в 2018 г. Однако вопрос необходимости работы с массовыми организациями от этого не снимается. Мы должны выделить то общее, что есть в тактике большевиков и в предложениях Ленина в «Детской болезни» и грамотно использовать эти принципы в конкретных условиях. Принцип этот я старался выделить во всей статье, в том числе и её исторической части. По отношению к массовым организациям им является следующая формула: «С массой, но против предающего её руководства!»
П Послесловие и выводы

Т. Антохин совершенно верно освещает один из моментов платформы «критической поддержки» массовых организаций (а именно поддержку), но упускает второй, превращая критическую поддержку в поддержку некритическую, безусловную. Автор данной критической статьи сожалеет, что статья, или лучше даже сказать, заметка товарища Антохина, содержащая грубые фактические ошибки, отсутствие ссылок на источники (что в свою очередь и послужило причиной допущенной политической ошибки), выдержанная не вполне в духе постановления XII Съезда РРП была опубликована на ряде ресурсов нашей партии. Однако я считаю, что каждый член партии имеет право выражать своё мнение по вопросам, и получать в ответ заслуженную критику постольку, поскольку и выражение своей позиции, и её критика выдержаны в товарищеском духе по отношению к членам партии – без клеветы и передёргиваний.

Как применить доказываемый в данной работе и выраженный в постановлении последнего съезда Революционной рабочей партии принцип в условиях работы в местных или общероссийских условиях, должны решать в каждом конкретном случае районные комитеты или, в случае, если они не могут принять такого решения, ЦК нашей партии. Ввиду того, что мы стоим на пороге серьёзного подъёма протестных настроений, умение грамотно применять этот принцип в работе с массами – залог не только сохранения и усиления нашей партии, но и выхода всего российского общества из периода реакции.

Тактическое разногласие между позицией, доказываемой здесь и отражённой в решениях съезда РРП, и позицией товарища Антохина, хоть и является разногласием в принципиальных оттенках одной и той же позиции о необходимости работы с массовыми организациями, но не должно получить решающее значение для дальнейшей работы нашей партии. Сошлёмся по этому поводу на следующие слова товарища Ленина в полемике с меньшевиками после II Съезда РСДРП: [11]

«Само по себе это разногласие, хотя оно и вскрывает принципиальные оттенки, никоим образом не могло вызвать такого расхождения (фактически, если говорить без условностей, того раскола), которое создалось после съезда. Но всякое маленькое разногласие может сделаться большим, если на нем настаивать, если выдвинуть его на первый план, если приняться за разыскание всех корней и всех ветвей этого разногласия. Всякое маленькое разногласие может получить огромное значение, если оно послужит исходным пунктом поворота к известным ошибочным воззрениям и если эти ошибочные воззрения соединятся, в силу новых и добавочных расхождений, с анархическими действиями, доводящими партию до раскола.»

Наша партия должна стать единой на основе решений XII Съезда в том виде, как они отражены в постановлении съезда, откинув все проявления анархического индивидуализма, и активно участвовать во всех протестных выступлениях, стремясь стать действительным авангардом рабочего класса. Различные разногласия по поводу оттенков тактических позиций не смогут этому помешать. Закончить данную статью мне хотелось бы заключительной фразой из разбираемой здесь статьи товарища Антохина, которая, по моему мнению, придётся как нельзя кстати:

«Убеждённость, революционность, принципиальность с одной стороны, и в тоже время работа с массой, с массовыми рабочими организациями – вот залог успеха. Массы, с неправильными взглядами, одураченные вражьей пропагандой и собственными вождями-предателями, именно они в итоге совершат революцию. Такова реальность, никаких других масс у нас попросту нет. Работать, убеждать и завоёвывать массу на нашу сторону – наша главная задача!

Да здравствует победа рабочего класса!»

А. Клещ, 22 июня 2018 г.

Список использованных источников

1. О работе с массовыми организациями (Критическая поддержка КПРФ, работа с жёлтыми профсоюзами, исторический опыт)

2. КПРФ и «хвостизм обыкновенный»

3. Постановление XII Съезда Революционной рабочей партии

4. Ленин В.И. Письмо в редакцию Искры, Полное собрание сочинений 5-е изд., 1967, сс. 94-95.

5. «Фонд общественное мнение»

6. Да здравствует революционная рабочая партия!

Данный источник необходимо дополнить примечанием. Процитированная часть этого заявления взята из более раннего заявления Сергея Бийца, которое мне, к большому сожалению, найти не удалось. Более того, ссылка на заявление восстановительной конференции РРП ведёт на страницу группы, уже нашей партии не принадлежащей. Разве можно так небрежно относиться с историей собственной партии? Основные документы должны быть структурированы и быть легко находимы и доступны! Иначе как новые члены растущей партии будут перенимать партийную традицию?

7. Ленин В.И. Детская болезнь левизны в коммунизме, Полное собрание сочинений 5-е изд., 1967, с. 71.

8. Там же, cc. 71-72/

9. Там же, с. 73.

10. Там же, с. 72.

11. Ленин В.И. Шаг вперёд, два шага назад, Полное собрание сочинений 5-е изд., 1967, сс. 239-240.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП © 2018