РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП

      
 Вход           ВСТУПИТЬ

Уроки Чиатуры

Горняки Чиатуры давно известны в Грузии своей решительностью и готовностью бороться за свои права. На всю страну прогремели забастовки весны 2010, осени 2012 и зимы 2013 гг. с требованием увеличения зарплаты и продолжительности отпусков соответственно. В последующие годы профсоюзы несколько раз вступали в трудовой конфликт с работодателем — кампанией Georgian Manganese («Грузинский марганец»), которая в эти годы перешла в руки американского капитала. Марганец и ферросплавы — вторая по важности статья грузинского экспорта после меди, поэтому власти Грузии всегда были чувствительны к шахтерским протестам, что никак нельзя сказать про владельцев и управленцев шахт. Чиатура традиционно отличались технологической отсталостью и связанным с этим высоким травматизмом, плохой экологической ситуацией и ужасными условиями труда. Вместо того, чтобы модернизировать производство капиталисты «закручивают гайки», применяя беспрецедентные меры по усилению эксплуатацию рабочих.

«Специальный режим»

Одной из них стал найм рабочих на «специальный режим», где рабочие трудились вахтовым методом по 12 часов в сутки с 15 минутным перерывом на обед на протяжении 15 дней подряд в течении месяца. На протяжении этого срока шахтеры обязаны ночевать в казарме на территории предприятия, при том, что многие рабочие живут неподалеку и могут провести ночь дома.

Помимо того, что такая форма занятости снижает стоимость рабочей силы из-за того, что в «свободную» половину месяца большая часть рабочих ищет случайные приработки или занимается сельским хозяйством, это также делает рабочих зависимыми от произвола работодателя и разного рода надсмотрщиков, полностью контролирующих личную жизнь рабочих.

Питание шахтеров также организуется работодателем. Размеры порций, как и качество пищи, были предметом недовольства рабочих на протяжении длительного времени. Было несколько случаев пищевых отравлений, кроме того, иногда еду привозили поздно — рабочие были вынуждены в спешке есть холодную еду.

«Вонючие кости»

15 мая это привело к вспышке недовольства. На этот раз обед состоял из костей, покрытых слоем жира, без каких бы то ни было признаков мяса. Участники спонтанного протеста охарактеризовали свой обед как «вонючие кости». Находящаяся на «специальном режиме» смена примерно из 150 горняков стала детонатором взрыва.

Решающую роль здесь сыграл, во-первых, решительный настрой шахтеров, возмущенных своим униженным положением и требующих справедливости и, во-вторых, их стремление максимально расширить свои требования, для того чтобы вовлечь в движение всех горняков и, как мы увидим позже, даже большую часть горожан.

Оплата труда

Представитель «Грузинского марганца» Ираклия Петриашвили заявил в ходе конфликта, что шахтеры получают по 950 лари в месяц (22500 рублей), а инженеры — даже по 1430 лари. Участники забастовки заявляли, что максимальная заработная плата шахтеров составляет 800 лари и это зарплата рабочих, занятых под землей, во вредных и опасных условиях труда, на устаревшем оборудовании. Зарплаты вспомогательного персонала много ниже — от 240 лари. Так, оператор канатной дороги получает всего лишь 300 лари. Дешевизна овощей и вина компенсируется высокими ценами на топливо и потребительские товары, и жить на такие деньги практически невозможно.

Палатки

16 мая горняки установили на центральной площади Чиатуры, рядом со зданием, где находится администрация рудника, две палатки, натянули тент и начали голодовку. В начале в ней принимало принимало участие 15 человек. Площадь стала местом агитации не только остальных шахтеров, но и всех жителей города. Практически все горожане приняли участие в дискуссиях и выработке требований бастующих.

Требования

Они были такими: во-первых, горняки требовали повышения зарплат трудоустроенных в компании Georgian Marganese на 50%. Во-вторых, защиты всех активистов от давления во время забастовки и после, и признания их законного права на забастовку. Необходимость такого требования связана с тем, что забастовка была незаконной и администрация предприятия угрожала увольнением и даже судебными преследованиями ее участникам. В-третьих, улучшение страхового пакета для работников и членов их семей — это важное требование, в условиях полностью коммерческой медицины и вредных условий труда здравоохранение — большая проблема для шахтеров и членов их семей. Наконец, последнее требование — запрет на передвижение по городу крупнотоннажных грузовых машин.

Перекрытие дорог

Последнее требование имело двойное значение. С одной стороны, оно носило экологический характер. Не укрытые тентами самосвалы везут руду с ряда шахт прямо через город, который круглый год покрыт толстым слоем пыли, содержащей свинец, марганец и другие ядовитые вещества. С другой стороны, перекрыв 17 мая дороги и остановив транспортировку руды, шахтеры показали свою решимость бороться до конца и не ограничивать себя рамками буржуазной законности.

Именно с этого момента началось массовое присоединение к забастовке основной массы шахтеров. Уже через несколько дней число бастующих достигло почти трех тысяч человек, то есть бастовали практически все горняки: девять шахт, несколько фабрик-заводов и автопарк.

Зашитые рты

22 мая владельцы шахт перешли в наступление. «Грузинский марганец» опубликовал заявление, в котором говорилось, что компания сделала бастующим встречные предложения: поэтапный рост зарплат на 25 процентов, начиная с 1 июля; распространение надбавок на сотрудников с окладом менее чем в 1000 лари; замену компании, обеспечивающей питание рабочих. Также было заявлено об ограничении передвижения тяжелой техники по Чиатуре. В тот же день администрация разослала бастующим рабочим короткие текстовые сообщения, в которых компания призвала явиться на работу тех сотрудников, кто согласен с 25% повышением зарплаты. Тем же кто на работу не явится угрожали увольнениями, штрафами и даже судебными исками с требованием компенсации нанесенного компании экономического ущерба.

В знак протеста, чтобы показать свою решимость бороться до конца и опровергнуть заявления администрации о том, что голодовка является фикцией, трое бастующих горняков зашили себе рты. Забастовщиков не удалось сломить — испугались лишь профсоюзные бонзы.

Профсоюзы

В 2018 году Профсоюз химического и горно-металлургического промысла вел коллективные переговоры с работодателем. Исходно профсоюзы требовали 30% индексации заработной платы и даже угрожали забастовкой, однако в конечно счете удовлетворились 10%, взяв на себя, в рамках коллективного соглашения, обязательство не требовать повышения заработной платы на протяжении трех лет. Надо отметить, что проведенная индексация заработной платы не компенсировала рост цен на потребительские товары.

Опасаясь судебных преследований за срыв соглашения, профсоюзы не поддержали забастовку. Так, 23 мая заместитель председателя Профсоюза химического и горно-металлургического промысла Георгий Непаридзе заявил:

«В этом процессе профсоюзы не принимают участие. Все началось без нас, и бастующие сами контролируют ситуацию. Вчера была готовность, чтобы профсоюзы подключились, но, после предпринятых компанией шагов, когда бастующие получили смс-сообщения [о том, что им не заплатят зарплату за пропущенные дни и уволят в случае продолжения забастовки], ситуация кардинально изменилась, впрочем, как и требования бастующих».

На шахтеров угрозы подействовали совершенно противоположным образом, произошла радикализация и расширение протестов. Началось движение солидарности с бастующими горняками.

Солидарность

Однако протестовали не только работники Georgian Manganese. 24 мая шахтеры организовали шествие по всей территории Чиатуры, чтобы объяснить жителям, что ситуация на шахтах создает проблемы всему городу. Это привело к массовой мобилизации горожан. В отдельные дни чуть ли не все жители Чиатуры массово выходили на улицы с требованием удовлетворить требования горняков, закрывались магазины, не работали все школы и некоторые другие учреждения.

Так произошло, например, 27 мая, на 11-й день забастовки, когда закрылись не только школы, но и магазины, и тысячи горожан прошли через весь город маршем солидарности. Ученики школ заблокировали мэрию.

Подержали шахтеров и их коллеги из Ткибули, где добывают каменный уголь, сотрудники зестафонского завода «Ферро», а также работники многих других предприятий в Грузии. 25 мая там прошли массовые акции пролетарской солидарности.

Победа

Силы забастовщиков были на исходе, участники голодовки были крайне истощены, некоторых из них — госпитализированы. Но кампания солидарности и массовые протесты сыграли свою роль. Генеральной директор горнообогатительного комбината, принадлежащего Georgian Manganese, Акакий Гурджидзе подал в отставку. В общей сложности забастовка продолжалась 12 суток.

Трехстороннее соглашение между шахтерами и Georgian Manganese и правительством предусматривает, что, помимо ранее сделанных кампанией предложений, с 1 июня заплата повышается на 25%, а в течение года — еще на 10%. Компания Georgian Manganese приняла на себя обязательство решить поставленные шахтерами требования по увеличению доступности медицинских услуг. Также принято решение разработать и подписать конкретный план по переоснащению шахт, выполнение которого будет контролировать государство.

Уроки

Стихийная забастовка шахтеров Чиатуры завершилась победой. Какие уроки мы можем вынести из этой классовой битвы? Прежде всего, это радикальность и публичность протеста. Активная агитация рабочих, исходно не участвовавших в забастовке, и всех горожан. Призыв к солидарности, который был услышан и поддержан не только в Чиатуре, но и во всей Грузии. На протяжении двух недель этот трудовой конфликт был одной из центральных тем грузинского медийного пространства и это сыграло важную роль.

Несмотря на то, что на предприятии действовали достаточно активные по меркам постсоветского пространства профсоюзы, рабочие, которые оказались радикальнее их, не позволили профсоюзным боссам связать себе руки. Вместо того, чтобы искать решение в законодательно регулируемых коллективных спорах, они решились продолжить нелегальную забастовку и преуспели.

Наконец, надо отметить тот факт, что назойливые попытки ультралиберальных оппозиционных политиков — сторонников бывшего премьер-министра Грузии Саакашвили — примкнуть к протесту и поднять его на свое знамя, оказались безуспешными. Шахтеры продемонстрировали завидную политическую память и прозорливость, не допустив либералов на свой протест.

В России, Казахстане, Киргизии — сотни моногородов, жизнь жителей которых зависит от одного предприятия. Очень часто с ужасными условиями труда и низкой зарплатой. Так же, как и в Чиатуре, зачастую это предприятие уничтожает природу и здоровье людей. Опыт шахтеров Чиатуры должен стать вдохновляющим примером для жителей таких городов в их борьбе за лучшее качество жизни для себя и своих детей!

Иван Лох (10/06/19)

РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП © 2018 - 2019