РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП

      
 Вход           ВСТУПИТЬ

Московские общежития: ноябрьские хроники борьбы.

Жители Москвы в городской Прокуратуре. Ведомство дремлющего контроля.

(29.11.18)

29 ноября 2018 года представители разных общежитий и домов Москвы снова обратились в городскую Прокуратуру. К уже многолетним адресам, жители которых не раз побывали в данной Прокуратуре, за это время добавились и новые дома. Нарушения жилищных прав от года к году лишь колосятся, а столичные ведомства, стоящих на страже прав граждан РФ, в удивлении принимают всё новые и новые заявления, обещая непременно разобраться.



Семья Богачёвых, которых выселили на улицу после 35 лет проживания в квартире, полученной от Главпочтамта, тоже пришли сегодня за ответом. Городская Прокуратура ещё в первый день обращения к ним семьи Богачёвых (30 октября) признала на приёме нарушения, из-за которых семье пришлось оказаться на улице. Решение в Прокуратуре обещали принять в ближайшие дни, потом дело растянулось на месяц, и вот, 29 ноября Богачёвы, наконец, получили ответ. Он оказался таков:

«Срок проведения проверки по вашим обращениям о нарушении прав продлён. О результатах проверки будет сообщено».

Получается, что семью, незаконно выселенную на улицу, городская Прокуратура планирует также, как и многих других жителей, поставить на многолетний контроль ожидания вместо принятия мер экстренного реагирования и восстановления нарушенных жилищных прав.

Дмитрий Кочелаевский, житель одного из служебных домов завода им. Камова (сгоревшего в результате поджога), уже 6 лет ожидает результатов подобной проверки. Работники вертолётного завода имени Камова, заселённые в служебные дома по договорам, с 2009 года были обвинены в самозахвате жилых помещений, по искам Департамента (тогда ещё Жилищной политики) суды стали выносить решения о выселении людей на улицу, и только в результате коллективных действий, акций протеста, двухнедельного лагеря, разбитого во дворе мэрии, жильцам удалось добиться признания на заключение с ними договоров социального найма. А дом 26 по улице Камова вдруг неожиданно сгорел. Огонь разгорелся в запертой, обесточенной комнате, тушение пожара, даже после вызова пожарных, было начато только через час. В этом пожаре, как оказалось, сгорели и все жилищные права жильцов данного дома.

Галина Быкасова, жительница дома по улице Булатниковская 3, к. 4, обратилась в Прокуратуру в виду того, что их дом ушёл в частные руки. По имеющейся у жильцов информации - жильё досталось Ресину, депутату от Единой России. От выселения людям удалось отбиться, однако и теперь они, во-первых, испытывают серьёзные проблемы с оформлением тех справок и документов, которые положено получать по месту жительства, во-вторых, вынуждены оплачивать коммунальные услуги по завышенным тарифам.

Жители Аминьевского шоссе 11, строители, возводящие московские дома, через десяток лет, вдруг оказались также нежеланны московским правительством. Департамент Городского Имущества с 2016 года объявивший себя новым хозяином данного дома объявил проживающим в нём жильцам, что соцнайм им не положен — строительная организация (ЖБИ-9, далее ДСК-2, ПИК-индустрия) якобы обманула их, незаконно вселив в данный дом. Остальные государственные ведомства, судя по фактам, столь же незаконно и многолетне собирали у жильцов дома оплату за коммунальные услуги, выдавали на основании незаконной регистрации водительские права и кредиты. Департамент Городского имущества решил законность восстановить — дом забрать в своё владение, а проживающих в нём строителей выселить на улицу, без решения суда, а в помощь для этого действа он прислал бандитские команды, которые, стали жителям дома угрожать, и из их квартир просто выбрасывать.

Городская прокуратура Москвы и здесь, выслушав о сообщающихся ей жилищных преступлениях, пообещала разобраться в течении 30 дней.

«А что нам делать, если нас придут выселять уже завтра?» — задали жители вопрос в очередном высоком ведомстве. «Да, такие действия незаконны, вызывайте 112», — ответили в Прокуратуре.

Но если уж сама Прокуратура не торопится остановить жилищный беспредел, то что уж говорить о подконтрольных ей службах, например, полиции, которая выезжая на место конфликта, занимает сторону сильного, соответственно, бандитских команд, командированных для выселения граждан РФ самим ДГИ.

Александр Блинцов, или дрожь ухтомской полиции.

(23.11.18)

Через два месяца исполнится два года, как ведущий конструктор КБ вертолётного завода им. Камова Александр Блинцов, был выброшен из своего жилья на улицу. 3 февраля 2017 года. По решению люберецкой судьи Светланы Хухановой.

Блинцов получил свою комнату № 35 по заводскому ордеру, в общежитии (ул. 8 марта 4 А, Люберцы) был прописан почти два десятка лет, но УК «Камела», получившая доверительное управление недвижимым имуществом завода, обвинила Блинцова в захвате комнаты (якобы вместо койко-кровати Блинцов захватил все две), в неоплате коммунальных услуг (вернее будет назвать, коммерческого прайс-листа, диктуемого теперь жителям общежития с позиций ультиматума) и в незаконном проживании. Почти два десятка лет Блинцов поднимал авиапром нашей страны, теперь же он был выброшен из своего жилья приставами, а его вещи опечатаны в соседней пустующей комнате. После выселения 5 месяцев Блинцов проживал в коридоре общежития, на коврике у своей комнаты, но в ночь со 2-го на 3-е июля был выброшен на улицу и из коридора.

В феврале 2019-го Блинцов встретит двухлетие своей бродячей жизни. За это время ему не удалось вернуть свои вещи или проверить их наличие, так как УК Камела чинит ему одни препятствия для получения доступа к вещам. Блинцов хотел бы получить хотя бы документы, почти два года недоступные ему (остальной же скраб забирать ему просто некуда). Не удалось Блинцову получить и очередь на жильё в качестве малоимущего, так как УК Камела, ныне переименовавшая себя в Приму, отказалась выдать Блинцову необходимые документы — выписку из домовой книги и расчётного счета, запрошенные Люберецкой Администрацией.

21 ноября 2018 года Александр Блинцов в сопровождении пресс-группы появился в Ухтомском отделении полиции. После оживлённой дискуссии с Дуденковой Ольгой Анатольевной (нач. участковых в отделении Ухтомское), зам.начальника Ухтомского отделения полиции Котовым Сергеем Владимировичем — была достигнута договорённость (включая и Алексея Морозова —директора УК Камелы (Примы), что пресс-группа, в качестве свидетелей, сможет в сопровождении участкового зафиксировать состояние пломбы на дверях комнаты № 36, где хранятся вещи Блинцова. Договорённость касалась только фиксации состояния пломбы, так как необходимые Блинцову документы (как пояснили в полиции) могут ему быть выданы только в присутствии приставов. Блинцов был согласен и на это, так как факт сохранности его вещей давно вызывает у него большие сомнения.

Впрочем, как только Александр Блинцов в сопровождении пресс-группы и ухтомского участкового появился на пороге общежития, Алексей Морозов, уже по традиции, объявил, что проход за турникеты общежития запрещён именем его частной собственности. Исключение было сделано только для участкового. Участковый связался со своим руководством, чтобы объяснить ситуацию о нарушенных Морозовым договорённостях. Ухтомское полицейское руководство на другой стороне телефонной линии, узнав о гневе Морозова, видимо, задрожало, так как сразу согласилось, что Морозов прав, и его договорённость с полицией — лишь на волю его барской прихоти.

Вскоре участковый принёс свидетельство сохранности пломбы — мутную картинку с неизвестной двери, с неизвестной белой полоской без признаков букв. Морозов весело рассеял сомнения группы, пытающейся определить на фото хоть какие-то признаки необходимой информации: Вы что, полиции не доверяете?

В доверии полиции пришлось отказать. Пресс-группа и Александр Блинцов решили вернуться в Ухтомское отделение, чтобы получить объяснения Дуденковой и Котова после произошедших событий. Но всё полицейское руководство разом куда-то пропало. Двери их кабинетов оказались закрыты, остальные сотрудники едино повторяли, что руководство уехало. На важное совещание.

Конституция установила право на жилище, ДГИ города Москвы на взлом жилища. Жильцы Аминьевского, 11 в прокуратуре.

(20.11.18)

19 ноября 2018 года жильцы общежития по Аминьевскому шоссе, д.11 пришли в Никулинскую межрайонную прокуратуру. Причина возмущения достаточно проста:

«Мы пришли сюда по поводу ситуации, которая возникла в нашем здании, в котором мы проживаем уже долгое время. ДГИ наняли подрядчиков, которые приходят и говорят нам выселяться. Если мы отказываемся, то они проникают в помещение. Применяют силу. Выламывают двери. А когда мы говорим, где решение суда — они говорят, мы вас можем выселять без решения суда. Мы здесь собственники. (отметим, раньше ДГИ пыталось выселять жильцов через суд, но суд в выселении отказал)…
… У нее девочка 12 лет была. Они захватывали комнату. Ребенок пережил такой стресс. Потом 12-летней дочке приходилось давать лекарства. Давление поднялось у девочки маленькой!
… На улице зима! Куда пойдет человек?
… Конституция установила права на жилище!»

Весь ход долгой и продолжительной дискуссии помощник прокурора сводил лишь к тому, что ответ жители получат в установленный законом срок. Когда жители попросили — «Докажите ваши права на это жулью!» и т.д., то помощник прокурора всё же согласился, что насильственные действия, совершаемые охраной в целях выселения жильцов, полиция должна пресекать. И даже обещал уведомить об этом отделение полиции. Также он заявил, что за действиями ДГИ должна надзирать прокуратура города и советовал обратиться туда. Примем к сведению. Обратимся.

Аминевское шоссе, 11. Попытка захвата помещения заснята на камеру. Постоянные угрозы силового выселения вынудили жителей обратится в прокуратуру. По итогу длинной и эмоциональной дискуссии представитель прокуратуры был вынужден объяснить полиции, что подобное силовое выселение недопустимо.

Дела общажные. Кража детских пособий и выселение без суда. 

(18.11.18)

Ставропольская, 17. Дети будут рисовать приставов.

11 ноября 2018 года с детьми дома по Ставропольской, 17 встретился детский писатель, член союза писателей — Андрей Чувилин. Напомним, 8 сентября 2018 года дом подвергся нападению судебных приставов. Служители правосудия громили квартиры, избивали жильцов, однако, в результате того, что история практически мгновенно получили широкий резонанс, были вынуждены покинуть дом, не завершив экзекуцию. 

«Мы были во дворе, нас не пускали в дом, — рассказывает одна из жительниц дома Елена Чернецкая. — «Дети находились дома под присмотром бабушек и дедушек. В результате наши бабушки и дедушки были избиты. Наших детей приставы за волосы тащили… Он (Микаберидзе Автанил, 58 лет) тогда вступился и сказал, что «это ребенок (Лякишева Дарья 14 лет), что вы делаете?». Они оставили ребенка в покое, столкнули вниз, он пробежал вниз по ступенькам, а его (Автанила) стали бить. Били до потери сознания. Это увидела его жена (Микаберидзе Лали, 57 лет), её тоже избили. Пинками выгнали на улицу, так, что даже без тапочек вылетела. Ударили в грудь кастетом, что сейчас она наблюдается у онколога. Вот Пицхелаури Залина (60 лет), инвалид первой группы после химеотерапии, с палочкой ходит. Её тем же методом выкинули. На вахте сидели Микаберидзе Зураб и Ваниев Руслан (многодетный папа, жена, только что приехавшая из роддома, была дома вместе с детьми). Их обоих тоже избили. Теперь приставы пишут, что это жители дома напали на них, и они (приставы) получили легкие телесные повреждения». 

Во время встречи на Ставропольской, 17 писатель договорился совместно с детьми писать сказку об обороне дома. Сейчас дети рисуют иллюстрации для сказки. 

Ставропольская 17. Приставы не любят съемку и обещали больше не красть детские пособия.

В ноябре 2018 года люди на Ставропольской, 17 узнали о том, что с их сбербанковских карточек начали списывать деньги. Официальное обоснование — штраф за невыполнение решения суда об освобождении жилплощади, размер штрафа — 5 тысяч. Приставы не брезговали ничем - ни детскими пособиями, ни пенсиями по инвалидности, реально они забрали с каждого жильца сколько смогли, сколько нашли на карте: от 3-х до 22-х тысяч. 

Люди пришли к приставу Владимиру Кувшинову (Управление Федеральной службы судебных приставов по городу Москве). У них были достаточно простые вопросы: 

«Я хочу узнать, почему сняли детские пособия! Я хочу знать, почему у нас арестованы все социальные счета, на которые не имеют право накладывать арест! Почему сняли детскую пенсию по потере кормильца? Людей выселяли на улицу, избивали, а теперь хотят снять последние деньги! Я хочу видеть пристава, который получил легкие телесные повреждения. Они все были одеты, как космонавты, и получили легкие телесные повреждения от наших детей и стариков. Я хочу увидеть этого пристава пострадавшего!»

Вышел представитель пресс-службы приставов, заявив, что у пришедшей поддержать жильцов съёмочной группы РРП и корреспондента «Новой альтернативы»  — «Нет оснований производить съёмку!», но столкнулся с единодушным возмущением жителей, заявивших — «Эти корреспонденты нас защищают!»

Некоторое время шла оживленная дискуссия, как в коридоре (у представителя пресс-службы со съёмочной группой и жильцами), так и в кабинете (у пристава с представителями инициативной группы). В итоге пристав Кувшинов обещал разблокировать счета и вернуть все пенсии и детские пособия в течении 10 дней. 

Напоминаем, по ст. 18 закона «О приватизации Жилищного фонда», Указу президента РФ от 10 января 1993 года №8, бывшие общежития, такие как дом на Ставропольской, 17 должны передаваться в муниципальный жилой фонд, а на их жильцов (по ст. 7 закона «О введении в действие Жилищного кодекса») должны распространяться права на заключение договора социального найма и приватизацию. Однако дом был захвачен Росимуществом, и его марионеточной конторой «Промэксом» (на данный момент Росимущество нашло для этого другую контору — «МИРЭА»). Жуликами были в 2016 году пробиты судебные решения о выселении значительной части жильцов. Однако, благодаря героическому сопротивлению жителей дома, а также поддержке московских коммунистов, реализовать данные решения не удалось. Затем от жильцов пытались отделаться другими способами — им отключали коммуникации, их избивали неизвестные в масках. 8 сентября 2018 года судебные приставы пытались полностью зачистить дом от людей.

Это новая юридическая практика?

29 октября 2018 года зондер-команда из ДГИ силой вышвырнула семью Богачёвых (мать и дочь) из дома по адресу — Витебская, 12 (Москва). Безо всякого решения суда, просто взяли, пришли и силой выкинули из дома, в котором Богачёвы прожили более 30 лет. Как заявили сотрудники ДГИ в ответ на вопрос, присутствовавшего в квартире корреспондента «Новой альтернативы»: «По закону города Москвы мы имеем право выселять тех, кто живет незаконно, и без решения суда». Далее приглашённые ДГИ охранники силой выкинули сначала корреспондента «Новой альтернативы», а затем и жильцов. 

Сразу же встало два вопроса. Первый — зачем при таком подходе суд вообще нужен? Если тех, кто живет незаконно, можно выселить и без решения суда? Суд, получается, должен выселять тех, кто живет законно? Второй — было ли произошедшее произволом сумрачного гения одного отдельно взятого чиновника, очень сильно восхотевшего отдельно взятую квартиру, или это новая ДГИшная практика, которая будет применяться и в других домах? 

К сожалению, ответ на второй вопрос уже практически известен. И он не радует. А именно — строители, вселенные в дом 11 по Аминьевскому Шоссе работодателем (прежнее название ДСК 2, нынешнее название — ПИК Индустрия) получили требование — немедленно покинуть это здание. Сейчас сотрудники ДГИ настаивают на том, что вправе выселять их без решения суда, как проживающих незаконно. Отметим, что ранее ДГИ пыталась выселять людей через суд, суд ДГИшникам отказал. Тогда ДГИшники вспомнили, что для выселения людей, живущих «незаконно» судебное решение необязательно. Нескольких человек выкинули из здания с применением силы и угроз, безо всяких судебных решений. К моменту последней попытки (14 ноября) жильцы сумели соорганизоваться для коллективной самозащиты. Лишить человека жилья пока не удалось. 



 

«Салют». Еще не передали в ОДК, а уже разворовывают? Сокращения и подставы

(13.11.18)

Как уже неоднократно сообщалось в прессе — к январю 2019 года должен завершиться процесс по интеграции авиамоторного завода «Салют» в ОДК (объединенную двигателестроительную корпорацию). Подобные объединения всегда (за исключением тех редких случаев, когда у работников получается объединиться и дать отпор) ведут к массовым сокращениям и иным нарушениям прав трудящихся. А достаточно часто к частичному или полному разворовыванию предприятия, вплоть до его фактического уничтожения. «Салют» не стал исключением. Первая волна сокращений уже пошла. Следующие на очереди.

Каким образом работников «провожают» с рабочих мест»? Один маленький пример! 22 октября 2018 года сотрудницу «Салюта» Муравьёву Тамару Ивановну (ведущего инженера БВК, Управление логистики) уведомили о сокращении.

Отметим, что в соответствии со ст.179 ТК РФ при равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается:

  • Семейным. При наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию);
  • Лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком (!);
  • Работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание;
  • Инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества;
  • Работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

А Тамара Ивановна является единственным кормильцем в семье, у неё на иждивении находится инвалид второй группы.

Тамара Ивановна заявила, что не согласна с сокращением. Далее с ней произошёл следующий инцидент. Цитирую по докладной записке:


«Я, Муравьёва Тамара Ивановна, 11 ноября 2018 года принимала участие в инвентаризации по ГМС (89), работала оператором на складах: № 23 и № 5. В конце рабочей смены, после заполнения и распечатки описи инвентаризационной ведомости ТМЦ, журнала оператора по принятию и введению ярлыков должна была всё это сдать и отчитаться перед комиссией по инвентаризации под роспись. Я подготовила пакет документов к сдаче и обратилась к заведующей складом № 5, с предложением о распечатке ей ведомости анализа (превышение и недостача) данного склада на 11.11.2018 г., на что получила ответ, ничего не надо, так как завтра (12.11.18 г.) с утра всё будет изменено.

Такой ответ вызвал у меня сомнения: как так? Данный документ может распечатать только оператор, введя свой пароль. Я уже собиралась уходить и нести пакет документов для отсчета комиссии, когда меня остановили: заведующая складом № 5 и зам. начальника ГМС убеждая, что сегодня комиссия отчёты не принимает и на заводе уже никого нет. «Вы всё положите здесь, на складе, а завтра утром в 7.30, мы сами идём в бухгалтерию и будем сдавать Ваши отсчёты, или Вы не доверяете?» — говорили они. На что я возразила и сказала, что я буду свой отчёт сдавать сама.

Проходя домой мимо заводоуправления я увидела, что в помещении на 3 этаже горит свет. Поднявшись по лестнице, я увидела, что инвентаризационная комиссия работает и ждёт мои отсчёты. Тут же появилась зам. начальника ГМС и сообщила комиссии, что она не может сдать документы по складам, так как все операторы ушли домой.

Возмутившись явным искажением фактов я заявила, что готова отчитаться по документам и потребовала предоставить такую возможность. выполнила моё требование, но предварительно устроила скандал.

На основании выше сказанного предполагаю, что зам. начальника ГМС сознательно дезинформировала операторов и отпустила их домой с целью срыва сроков сдачи документации, возможно, это было сделано с целью подмены данных в документах строгой финансовой отчётности».

Что это было? Странный неформальный метод работы? Так на оборонном предприятии такого не должно быть, да и раньше не было. Попытка подставить человека, дабы принудить его уволиться? Попытка списать на увольняемого человека разворовывание завода?

Муравьёва написала соответствующую докладную. На следующий день руководство предложило ей извиниться перед упомянутыми в докладной лицами, а также передать дела по складу другой сотруднице. Муравьёва написала заявление начальнику бюро внешней кооперации Богза Д.Юс просьбой выдать копию приказа о передаче дел . Заявление было им порвано. Сдано позже, вышестоящему руководству.

Ставропольская, 17. Приставы воруют детские пособия. Писатель Андрей Чувилин проводит акцию в защиту детей общежития

(09.11.18)

В ноябре 2018 года началось новое издевательство над жильцами общежития по Ставропольской, 17.

Мы уже рассказывали, что жулики незаконно, вопреки ст. 18 закона «О приватизации Жилищного фонда», Указу президента РФ от 10 января 1993 года  №8, захватили этот дом. А что дом по закону должен был передаваться в муниципальный жилой фонд, а на его жильцов (по ст. 7 закона «О введении в действие Жилищного кодекса») должны распространяться права на заключение договора социального найма и приватизацию, так на то у нас в стране и капитализм, чтобы законы защищали только тех, у кого капитал уже наворован.

В итоге Росимуществом, захватившим данный дом, и его марионеточной конторой «Промэксом» были в 2016 году пробиты судебные решения о выселении значительной части жильцов. Однако, благодаря героическому сопротивлению жителей дома, а также поддержке московских коммунистов, реализовать данные решения не удалось. Затем от жильцов пытались отделаться другими способами — им отключали коммуникации, их избивали неизвестные в масках.

8 сентября 2018 года судебные приставы пытались полностью зачистить дом. Молодчики крушили вещи и избивали жильцов. Всех. Включая стариков и детей. Приехавшая полиция побоище не пресекала, меланхолично отвечала жильцам: «Это их профессия!» Впрочем, защитить интересы нанимателя (на данный момент Росимущество нашло для этого другую контору — «МИРЭА») налетчикам не удалось. Кадры «профессиональной» работы приставов были выложены в инет жильцами и группой поддержки в самом начале штурма. Скандал разрастался с каждой минутой. Внезапно кто-то наверху решил, что нельзя грабить народ так громко. Громилы получили приказ отступить. Жильцы провожали их, крича — «Фашисты!» И вот теперь придумано новое издевательство.

Со сбербанковских карточек жильцов начали списывать деньги. Причём, приставы не брезгуют ничем: ни детскими пособиями, ни пенсиями по инвалидности. Официальное обоснование – штраф за невыполнение решения суда об освобождении жилплощади. В качестве размеров штрафа указывается 5 тысяч. Реально приставы забрали с каждого жильца сколько смогли, сколько нашли на карте: от 3-х до 22-х тысяч.

11 ноября в 15-00 в доме на Ставропольской, 17 начнется встреча детского писателя, члена союза писателей России Андрея Чувилина с юными читателями. Встреча будет организована в поддержку борьбы жильцов общежития за крышу над головой для себя и своих детей.

«Салют». Чиновники угрожают выселить Авиастроителей

(06.11.18)

6 ноября 2018 года снова началось издевательство над жильцами общежития авиамоторного завода Салют (9-я ул Соколиной горы, д.9). Представитель ДГИ сегодня угрожал им, что двери в их квартиры будут заварены. Безо всякого решения суда, просто заварены и всё. Автор материала напоминает, что неделю назад, во время выселения квартиры по адресу Витебская,12 ДГИшники также настаивали на том, что имеют право выселять без суда. Возможно, это их новая политика.

Напоминаем, раньше авиастроителей, живущих в данном доме собирали по всей стране, а потом попытались выгнать на улицу (видимо, суверенной демократии перестали быть нужны самолеты). После серии акций протеста за большей частью жителей дома в 2012-2013 г. признали жилищные права. Им предложили переехать в однокомнатные квартиры, заключив договора соцнайма. Меньшая же часть (4 семьи), по непонятным автору материала причинам, подвисла. Их несколько раз пытались выселять, то замуровывая двери (приходилось организовывать сход и размуровывать обратно), то отключая свет. Сейчас, видимо, настало время очередной попытки.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП © 2018 - 2019