Марксистская тенденция | МТ

      
 Вход           ВСТУПИТЬ

Боливия: реакционный переворот вынуждает Моралеса уйти в отставку

10 ноября в 16:50 президент Боливии Эво Моралес объявил о своей отставке. Это был кульминационный момент переворота, назревавшего последнее время. Полицейский бунт, снайперы, стреляющие в шахтеров, отчет ОАГ, ставящий под сомнение законность выборов, и, наконец, армия, «предложившая» ему уйти в отставку, были всего лишь заключительным актом минувших выходных. Мы с самого начала выступали против этого реакционного переворота и указывали на то, как были созданы условия для него.

Последняя серия событий началась с полицейского бунта в пятницу 8 ноября. Начавшись с полицейского спецназа города Кочабамба, к субботе 9 ноября он охватил восемь из девяти департаментов страны. Полицейские взбунтовались, отказались проводить операции на улицах и заперлись в казармах. Командующий боливийской национальной полицией попытался приуменьшить масштаб событий и отрицал сам факт мятежа. По его словам, полиция просто «ушла в свои казармы». Вскоре после этого армия заявила, что «не выйдет на улицы». Не призывая Эво Моралеса подать в отставку, они, впрочем, явно не были готовы его защищать. Правительство утратило контроль над собственными репрессивными силами.

В свете этих обстоятельств шахтеры Уануни, которые отправились было в столицу, чтобы противостоять перевороту, решили вернуться. Караван, который направлялся из Потоси в столицу, чтобы выступить против Эво Моралеса, попал в засаду в Вила-Вила. В ответ 2500 кооперативных шахтеров из Потоси решили поддержать их караван и снять блокаду. В Чаллапате их, в свою очередь, атаковали стрелки, в результате трое шахтеров получили ранения. Все эти инциденты вызвали негодование в Потоси. Профсоюз шахтеров на огромной шахте Сан-Кристобаль выступил с заявлением, в котором всем шахтерам, не находящимся на смене, было рекомендовано выйти в поддержку тех, кто подвергся нападению. Департаментный профсоюз шахтеров занял ту же позицию.

Затем, в 2 часа ночи воскресенья, 10 ноября, Организация американских государств опубликовала предварительное заявление комиссии, проводившей ревизию выборов 20 октября. Оглашение официального результата ревизии было назначено на 12 ноября. В заявлении было сказано, что комиссия «не может подтвердить результаты выборов», «рекомендует» провести новые выборы и заменить избирательные органы. Это стало серьезным ударом по Эво Моралесу, который настаивал на том, чтобы оппозиция (которая требовала либо второго тура, либо его отставки) подождала решения ОАГ и что он с уважением отнесется к его результатам. ОАГ прямо использовала его заявление, чтобы ускорить конец Моралеса.

Победа реакции

Вслед за этим Эво Моралес созвал пресс-конференцию, но поддержку профсоюзных чиновников Боливийского рабочего центра, которые до того неизменно были лояльны его правительству, к тому времени он уже потерял. В 7 часов утра Моралес объявил об отмене результатов выборов и призвал организовать новые — с целью «успокоить страну». Генеральный секретарь ОАГ Альмагро настоял на том, чтобы Моралес до тех пор оставался у власти и сложил полномочия в срок. В действительности, империалист Альмагро хотел организовать передачу власти, чтобы ни у кого не возникло мысли, что свержение правительства выступлениями масс — приемлемый способ. По сути, в это время Моралес полагался на поддержку ОАГ.

Конечно, правая оппозиция во главе с Камачо, лидером «Гражданского комитета» Санта-Крус и представителем местной реакционной олигархии, не приняла эти условия. Реакция была мощной: уличная мобилизация, организованные фашистские банды, поддержка со стороны крупных подразделений полиции и согласие высшего командования армии. Все они требовали отставки Моралеса и были готовы добиться ее любыми средствами. Силы реакции знали, что нужно сделать для достижения цели, и шаг за шагом продвигались к ней. Тем временем правительство колебалось, отступало, предлагало уступки и было связано конституционными и правовыми узлами, которые завязало собственными руками.

Меса, соперник Моралеса на выборах 20 октября, кандидат от оппозиции, представший ее более «умеренное» буржуазное крыло, также отклонил призыв Моралеса к новым выборам и настоял на его отставке. Меса и Камачо отличались друг от друга в методе. В то время как Меса надеялся на «организованный и конституционный» переворот, подвластный его контролю, Камачо хотел резкого чистого перелома, подвластного ему.

Рано утром военные объявили, что вмешиваются в ситуацию, чтобы не допустить «нападения незаконных вооруженных группировок на население», имея в виду снайперов, стрелявших в шахтеров Потоси. Тем самым они нарушили субординацию и действовали по собственному усмотрению, более не подчиняясь приказам президента. Вскоре после этого в официальном заявлении они «предложили» Моралесу подать в отставку. Переворот свершился.

Роковая политика уступок

Президентский самолет Эво Моралеса покинул аэропорт Эль-Альто. Ходили слухи, что он направлялся в Аргентину, но в последнюю минуту его не пустили в ее воздушное пространство. В конце концов, самолет приземлился недалеко от Кочабамбы, в районе Чапаре — его родных мест, где население оставалось неизменно преданными ему. В 16:50 Эво Моралес выступил с заявлением в Чиморе, в районе Тропиков Кочабамбы, объявив, что уходит в отставку с поста президента. За ним ушел и вице-президент Альваро Гарсия Линера. В течение дня десятки чиновников МАС [1] подали в отставку, одни как крысы с тонущего корабля, другие — в результате угроз со стороны реакции (в некоторых случаях путем поджога их домов и похищением членов семей). Реакция выиграла битву.

Мы с первого дня выступили против развивавшегося переворота и решительно утверждали, что с ним можно бороться только революционными средствами (см. http://www.marxist.com/oas-eu-usa-out-of-bolivia.htm и http://www.marxist.com/bolivia-the-working-class-must-defeat-the-coup.htm). Правительство Эво Моралеса сделало с точностью до наоборот.

Важно понимать, что привело к подобной ситуации.  Если на предыдущих выборах в 2014 году Эво Моралес набрал более 63% голосов, то теперь его результат упал до 47%. Нам необходимо четко понимать, что именно политика классового примирений и уступок капиталистам, транснациональным корпорациям и землевладельцам ослабила поддержку его правительства со стороны рабочих и крестьян.

Просто для примера: Моралес заключил сделку с агробизнесом Санта-Крус, пойдя на всевозможные уступки (снял запрет на ГМ-культуры, допустил дальнейшую вырубку лесов, заключил с Китаем соглашение об экспорте мяса). Он был настолько уверен в том, что этой поддержки достаточно, что на открытии местной предвыборной кампании поприветствовал «бизнесменов Санта-Крус… которые всегда предлагают решения для всей Боливии» и похвастался сделками с Китай по экспорту мяса, сои и киноа.

Массовая мобилизация против Моралеса, которую мы наблюдали в Потоси, по своему социальному составу отличалась от реакционного движения в Санта-Крус. Тому есть несколько причин. Присутствовало недовольство из-за предоставления немецкой транснациональной корпорации концессий на добычу лития. Соглашение давало ACI Systems (компании, не имеющей опыта работы в этой области) 70-летний контракт (в отличие от стандартных контрактов на 30 лет в других странах Латинской Америки) и полный фактический контроль над управлением компанией, которая будет совместным предприятием с государством. Многие посчитали, что это передало контроль над природными ресурсами страны иностранной транснациональной корпорации, которая только декларирует себя антиимпериалистической; выгода же для местного населения от этой сделки была невелика. Контракт стал одной из главных причин массовых антиправительственных акций протеста в Потоси, начавшихся еще до выборов. Наконец, в субботу 9 ноября Эво Моралес издал указ об отмене концессий. Но было поздно.

Подливая масла в огонь, Эво Моралес назначил главным кандидатом в сенаторы от Потоси владельца шахты и бывшего правого политика — Орландо Кареага. Он был участником ненавистного Революционного националистического движения Гонсало Санчеса де Лосады, свергнутого революционным движением рабочих и крестьян в 2003 году. В 2004-09 Кареага стал сенатором другой правой партии, в то время как Моралес уже был президентом. Его назначение было встречено протестом местных членов МАС и вызвало негодование среди организаций общественных движений. В Чукисака кандидат в МАС Марта Ноя Лагуна была заместителем министра при де Лосада. Все это отдалило МАС от его собственной социальной базы и способствовало развитию массового движения против него в департаментах, которые в прошлом твердо поддерживали Эво.

Точно так же судьба Эво Моралеса оказалась в руках правого реакционного проимпериалистического генерального секретаря ОАГ Альмагро. Моралес проиграл референдум 2016 года по конституционной реформе, который был назначен, чтобы позволить ему снова баллотироваться на выборах. Результат ‒ 51% против, 48% за отмену сроков ‒ уже свидетельствовал об утрате  его правительством народной поддержки. Затем Верховный суд Боливии постановил, что право на переизбрание относится к правам человека, и поэтому Эво Моралес может баллотироваться снова. Луис Альмагро публично выступил в поддержку этого решения, которое вызвало гнев всей боливийской оппозиции. Таким образом, Судьба Моралеса оказалась в руках Альмагро. Моралес пригласил ОАГ наблюдать за выборами, а затем, когда оппозиция заявила о фальсификациях, сам призвал ОАГ провести ревизию. Это стало логическим продолжением его политики уступок капиталистам и империализму, которая стоила ему слишком дорого.

Рабочие и крестьяне, возродите революционные традиции!

Победа реакции в Боливии отзовется за ее пределами. Она уже ободрила реакционную оппозицию в Венесуэле. В самой Боливии идет открытая борьба между разными группировками правящего класса. Камачо и олигархия Санта-Крус хотят начать с чистого листа, арестовать и судить все должностные лица МАС, учредить переходное правительство с участием самих себя, полиции и армии, и провести выборы на выгодных для них условиях. Между тем Меса отчаянно сражается за «конституционную дискуссию», а нынешний парламент отвечает за проведение новых выборов. Каким бы ни был результат этой борьбы, победу в Боливии одержало правое крыло, которое сформирует правительство (так или иначе легитимизированное в результате выборов), которое затем вызовет волну нападений на рабочих, крестьян, коренное население, и уничтожит любое из завоеваний последних 14 лет, из тех, что еще остались.

Образ «гражданских» лидеров Камачо и Пумари, входящих во Дворец Квемадо (бывшая резиденция правительства в Ла-Пасе), с Библией и с боливийским флагом старого образца в руках (в пику випале [2], спущенной со всех официальных зданий) оставляет четкое представление о характере сил, стоящих за этим переворотом.

Рабочим и крестьянам Боливии придется организовать контрнаступление, и для этого необходимо усвоить уроки правительства МАС. Именно политика уступок капиталистам, транснациональным корпорациям и агробизнесу разрушила основу поддержки правительства и вымостила путь к перевороту. Капиталисты, бравшие любые концессии, какие только Моралес готов был дать, так никогда и не смирились с правительством во главе с профсоюзным деятелем из числа коренного населения, с правительством, которое стало побочным продуктом революционных восстаний 2003 и 2005 годов. Они всего лишь выжидали подходящего момента, чтобы нанести ответный удар и вернуть власть. Свержение правительства Эво Моралеса ‒ это еще одно подтверждение несостоятельности реформистских методов.

Вывод ясен: единственный способ гарантировать постоянное преимущество рабочих и крестьян - это не соглашения с капиталистами, банкирами, землевладельцами и транснациональными корпорациями, а скорее революционная массовая мобилизация угнетенных, чтобы сломить экономическую власть капиталистической олигархии и империализма. Только экспроприация у правящего класса средств производства, а также земли и минеральных ресурсов, находящегося под контролем рабочих, сможет сделать их частью демократического плана производства для удовлетворения потребностей большинства. У боливийских рабочих и крестьян гордые революционные традиции. Им необходимо восстановить дух и программу «тезисов Пулакайо», принятых шахтерским союзом в 1946 году: «пролетариат слаборазвитых стран вынужден сочетать борьбу за буржуазно-демократические задачи с борьбой за социализм».

Хорхе Мартин

[1] Movimiento al Socialismo – «Движение к социализму», левая партия Боливии.

[2] Випала ‒ исторический флаг индейцев аймара, является национальным символом Боливии и используется внутри страны в сочетании с государственным флагом

Источник

Переведено Falleg Sin Arinsdottir

Марксистская тенденция | МТ © 2018 - 2019