РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП

      
 Вход           ВСТУПИТЬ

Эквадор: долой Морено и МВФ — вся власть Народному Собранию!

Массовое движение, начинавшееся как протест против навязанного президентом Морено соглашения с МВФ, переросло в настоящее национальное восстание, которое теперь вправе ставить вопрос о принадлежности государственной власти. Огромная массовая мобилизация вынудила правительство покинуть столицу Кито и распустить Национальное собрание. Единство вооруженных сил страны также дало трещину. Однако, чтобы получить реальные результаты, движению нужно прямым образом ставить вопрос о власти.

На этой неделе, во время восстания рабочих и крестьян, погибло как минимум пятеро человек; известно о сотнях раненых и задержанных, но даже столь жесткое подавление, с которым не сталкивались в Эквадоре в течение десятилетий, не смогло остановить восстание. Ни чрезвычайное положение, ни комендантский час, ни ложь СМИ, ни заискивающие предложения вступить в переговоры, ни армия на улицах не остановили массы. Правительство Ленина Морено – при поддержке всей капиталистической олигархии, империализма США, всех реакционных правительств региона – не смогло сокрушить решительное движение крестьян, коренного населения, рабочих и студентов.

Всеобщая забастовка

В среду, 9 октября, всеобщая забастовка парализовала страну. В оставленной правительством столице Кито прошел гигантский марш численностью от 50 000 до 100 000 протестующих, который направился в президентский дворец Каронделет, спешно покинутый президентом Морено накануне. На некоторое время движение взяло под свой контроль Национальное Собрание с решительным намерением создать Народное Собрание.

В Гуаякиле олигархия, возглавляемая мэром Витери и ее наставником Неботом, образовала расистскую и мелкобуржуазную банду, выступающую против «индейцев». «Пускай они остаются на своих болотах», – восклицал бизнесмен и банкир Небот, социал-христианский лидер, ссылаясь на перспективу «захвата столицы» местным движением: «Они не заслуживают того, чтобы ступить на землю Гуаякиле, они способны только разрушать». Но в итоге в поддержку этой реакционной «демонстрации силы» удалось собрать лишь пару тысяч человек. А чтобы заблокировать мост Национального единства, который соединяет густонаселенный рабочий город Дуран с Гуаякилем и предотвратить прохождение многих тысяч антиправительственных демонстрантов потребовались огромные усилия полиции и военных.

В самом городе Гуаякиль также прошли демонстрации против соглашения с МВФ, которые, однако, не удостоились даже упоминания продажных СМИ. Тем не менее, именно там произошел очень важный инцидент. Отряд мотополиции прибыл на Проспект 9 октября с намерением подавить небольшую группу антиправительственных демонстрантов. Группа солдат вначале блокировала демонстрантов, но перед натиском мотополиции военные защитили протестующих, столкнувшись с полицейскими.

Это было не самым крупным событием, но подобные инциденты встречаются всё чаще и ясно указывают, что ситуация, когда народное восстание столкнулось с жестоким подавлением со стороны государства, начинает переубеждать рядовых солдат, которые тоже являются выходцами из бедных, рабочих и крестьянских семей.

В тот же день в Кито армия и полиция вероломно выступили против массовой мирной демонстрации, которая шествовала по столице. Против демонстрантов применяли слезоточивый газ и дубинки, и даже направили бронетехнику в самую гущу толпы. Жестокое подавление коснулось всех одинаково: в том числе женщин и детей. В конце дня полиция направила слезоточивый газ в кампус двух университетов в Кито, а также в спальные районы столицы, где проживают коренные жители. Полиция пыталась напасть и на Агору в Доме культуры – на логистический и управленческий штаб движения.

Пятеро человек погибли. Один из них, местный лидер Иносенсио Тукумби, был убит прямым попаданием газового баллона в голову. Трое молодых людей погибли в результате падения с моста в Сан-Роке во время столкновений с полицией. Очевидцы утверждают, что их сбросила полиция.

Правительство – фактически весь правящий класс, объединившийся в поддержку соглашения с МВФ и против восстания – в своих методах совмещают самые жестокие репрессии с дезинформацией в СМИ о предполагаемых переговорах при посредничестве ООН и католической церкви. Фактически, «переговоры» ведутся с профсоюзами и местными «лидерами» из организаций, которые не представляют ничьи интересы и тем более не возглавляют движение. Правительство намерено подкупить движение жалкими подачками в виде «развития», которое финансируется из средств, сэкономленных за счет отмены топливной субсидии (1,3 миллиарда долларов). Снова и снова Конфедерации коренных народов Эквадора CONAIE приходится опровергать существование подобных переговоров.

Классовая борьба

10 октября, восьмой день восстания, был днем ​​ярости и скорби. Средства массовой информации и правительство беспрестанно распространяли ложные сведения, выставляя протестующих как агрессивных разрушителей. Однако, огромное количество фотографий, размещаемых в социальных сетях, напротив, демонстрировали всю жестокость полиции и репрессивного аппарата страны. Были выложены фото мотополицейских, которые избивали двух коренных жительниц, тихо стоявших в стороне; фото молодого человека, уже находившегося на земле, но которого продолжали жестоко избивать и еще много подобной ужасающей информации.

Тысячи людей прибыли на чрезвычайное собрание в Агоре Дома культуры в Кито, чтобы проанализировать ситуацию и принять решение о последующих действиях. Восемь полицейских, патрулировавших здание, были разоружены протестующими и доставлены на всеобщее обозрение. Местные лидеры один за другим обращались к собравшейся многотысячной толпе. Было объявлено, что есть подтвержденная информация о еще двух погибших демонстрантах в день национальной забастовки, и предъявлено требование к полиции и властям отдать их тела.

К счастью, движение уже не только предъявляет требования, оно начинает принимать решения. Представителям СМИ было поручено транслировать собрание в прямом эфире по всей стране, что и было выполнено (частично). Были объявлены две минуты молчания в честь погибших, и полиция была вынуждена снять их шлемы и пуленепробиваемые жилеты в знак уважения:

В определенный момент появились слухи, что полиция готовит нападение на Агору со слезоточивым газом. Лидеры, которые председательствовали на собрании, заставили полицию выдать своих начальников и получили от них гарантию, что те не готовят нападение.

Некоторые предлагали пойти к Национальному собранию, чтобы захватить здание, ведя перед собой безоружных полицейских в качестве «живого щита», «чтобы они знали, что такое репрессии». Царила атмосфера ярости и глубокого негодования. Лозунг «Морено –вон» звучал из уст каждого и ​​повторялся всем собранием в унисон. Конфедерация коренных народов Эквадора CONAIE, которая пока не поддерживает общие настроения масс, еще официально не одобрила этот лозунг, и он не фигурирует ни в одном из их официальных сообщений.

Общей темой почти всех выступлений было требование, чтобы вооруженные силы прекратили подчиняться правительству. Выдвигались также явные призывы свергнуть текущий режим. Было объявлено, что три других провинции страны уже перешли в руки жителей Эквадорской Амазонии. Оттуда в Кито прибыло еще несколько тысяч коренных жителей в качестве подкрепления.

Наконец, после того, как гроб Иносенсио Тукумби был пронесен на плечах полиции и лидеров движения и после общегражданской панихиды в его честь, движение направилось в столицу, чтобы выдать 10 задержанных сотрудников полиции ООН.

Народное Собрание

На следующий день, 11 октября, демонстранты снова направились к Национальному собранию с целью его захвата. Марш, насчитывающий десятки тысяч человек, мирно прошел по столице и добрался до фасада здания Национального собрания, который тщательно охранялся полицией и военными. После напряженного ожидания, некоторые военные отступили со своих позиций. Движение приостановилось. Был организован приём пищи, еду также предлагали сотрудникам правоохранительных органов. Демонстранты применяют четкую и верную политику, предполагающую использование всех возможностей для налаживания дружеских отношений с правоохранителями.

Без предварительного предупреждения полиция предательски воспользовалась возникшей паузой для перегруппировки своих сил и начала новую волну подавлений, пуская слезоточивый газ в мирную и безоружную толпу, которая обедала в парке Арболито. Толпа оказала сопротивление, эвакуировала раненых, создавала коридор, чтобы вывести наиболее уязвимых, и строила баррикады. Это был акт гражданской войны – классовой войны.

Тем временем президент Морено появился на телевидении, цинично предлагая «диалог», который снова был категорически отвергнут Конфедерацией коренных народов Эквадора CONAIE. Условие для любых переговоров, установленное протестующими – это отмена указа о прекращении топливных субсидий и снятие с должностей министров внутренних дел и обороны, которые несут ответственность за репрессии.

Но эти требования уже не вполне актуальны. Теперь движение стремится к свержению президента Морено. «Встал – место потерял», кричат ​​на улицах. Даже изначальное требование оказать давление на Национальное Собрание и объявить о новых выборах, противоречит практическим действиям движения, которое теперь пытается использовать здание Ассамблеи для создания Народного Собрания, то есть, альтернативного правительства. Четко ставится вопрос о том, кто правит страной. Богатые или бедные? Олигархия и МВФ или трудящиеся? Капиталисты и банкиры или рабочие и крестьяне?

На деле, восстание в Эквадоре уже контролирует значительную часть столицы (за исключением заброшенных официальных зданий) и несколько провинций. Оно начинает самоорганизовываться, имеет свою собственную гвардию и принимает решения на своих собраниях, которые затем применяются на практике.

Сейчас самое время свергнуть правительство!

Конечно, положение буржуазии и империалистических сил в данной ситуации крайне неустойчиво – их власть висит на волоске. Отсюда и беспрецедентные усилия по предотвращению захвата Национального собрания протестующими. Это не просто пустое здание (уже ходят слухи о переносе Национального собрания в Гуаякиль), а символ власти.

Восстание демонстрирует невероятное мужество, решительность и волю к борьбе десятков тысяч молодых людей, рабочих, крестьян и женщин, которые сражались на улицах против Морено и МВФ. Но массам все еще не хватает четкого понимания задач, стоящих перед ними, и того, как их выполнять.

А необходимо срочно провозгласить Народное Собрание законной властью и распространить эту новость по всей стране. Необходимо развивать Собрание как истинный, демократический орган управления с делегатами, выбранными из людей, стоящих на баррикадах, работающих на фабриках и учащихся в университетах, а также из представителей общин коренных народов. Для отпора жестоким репрессиям со стороны полиции и армии, гвардия, которая уже зачаточно существует, должна быть обучена, скоординирована и расширена. Эти меры должны сочетаться с сохранением политики установления дружеских отношений с солдатами, которая уже начинает даёт результаты.

Эквадорцы находятся на решающем этапе. Борьба за власть уже началась, но битва еще не выиграна. Если движение перестанет продвигаться вперед семимильными решительными шагами, существует риск, что усталость и отсутствие перспектив начнут сказываться на общих настроениях масс. В этих условиях буржуазное правительство, скорее всего, станет использовать выборочные репрессии в сочетании с малозначительными подачками, чтобы еще больше ослабить движение.

Когда движение имеет в основе четкие убеждения и ясные цели, свержение правительства вполне возможно. Сейчас самое время.

Источник

РЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ | РРП © 2018 - 2019